На одном из биткоин-адресов, предположительно имеющем отношение к ИГИЛ, обнаружили эквивалент 3 миллионов долларов.

Один из членов антитеррористической хакерской группы Ghost Security Group (GhostSec), занимающейся выслеживанием и предотвращением деятельности террористов в сети, поделился этой информацией в интервью, которое он дал новостному сайту Newsbtc.com. Его имя не разглашается по соображениям безопасности. Сам адрес, якобы использующийся террористами, также не называется.

По утверждению GhostSec, биткоин — основная криптовалюта, которой пользуются члены запрещенной в России террористической организации ИГИЛ. Пока что трудно сказать, обладают ли террористы технологиями для майнинга (производства) биткоинов, но нет сомнения, что они регулярно получают пожертвования в биткоинах. Однако велика ли доля биткоин-пожертований в общей структуре финансирования террористической организации, группа умалчивает.

GhostSec также заявляет, что они выследили некоторые биткоин-адреса и закрыли ряд сайтов, использовавшихся террористам ИГИЛ для сбора пожертвований в биткоинах.

Беатрис Бертон, младший аналитик Института исследования безопасности Европейского Союза, в июне опубликовала доклад, где отметила активное использование биткоина членами ИГИЛ. Операции с биткоином трудно отследить, пишет Бертон, поэтому последователи ИГИЛ по всему миру используют эту валюту, чтобы поддержать Исламское государство.

Помимо своих прагматических преимуществ, биткоин подходит сторонникам ИГИЛ идеологически. Он позволяет избегать контроля каких-либо западных государств и следовать только закону шариата в любых транзакциях. Об этом писал Али Амин, несовершеннолетний сторонник Исламского государства, ныне приговоренный в США к 11 годам тюрьмы за то, что обучал исламистских боевиков пользоваться криптовалютой.

Несколько террористических атак 13 ноября в Париже, предположительно совершенных боевиками ИГИЛ, унесли 129 жизней. Группа GhostSec в настоящее время анализирует онлайн-активность ИГИЛ, чтобы выследить исполнителей и организаторов теракта.

 

Андрей Левин