Популярный миф о «полной анонимности» биткоина добавляет криптовалюте как сторонников, так и противников. Эта тема не первый год остается ключевой как для блокчейн-сообщества, так и для официальных финансовых и государственных структур.

Анонимность, пусть и с большими оговорками, стала одной из самых значимых характеристик биткоин-протокола еще со времен публикации статьи Сатоси Накамото «Биткоин: Пиринговая система электронной валюты». Она позволила биткоину стать эффективным инструментом для построения распределенной — децентрализованной — экономики. В то же время, «анонимный» биткоин оказался удобен для отмывания денег и иных криминальных практик.

Эти два обстоятельства поделили сообщество на горячих сторонников анонимности, готовых отстаивать ее как базовую ценность, лежащую в основе самой идеи электронной валюты, — и тех, кто выступает за полную «деанонимизацию». Последние склонны считать — и не без оснований, — что анонимность подрывает доверие к биткоину со стороны влиятельных структур и простых граждан, тем самым затормаживая его распространение. Особенно типичен такой взгляд для государств и центральных банков, рассматривающих анонимность биткоина как «врожденный дефект», который следует устранить. Японские власти, к примеру, собираются обязать биткоин-биржи и обменники раскрывать персональные данные своих клиентов. Находятся и стартапы, претендующие на создание альтернативы биткоину, оснащенной системой аутентификации, чтобы «эффективно бороться с преступлениями, совершенными вследствие анонимности [электронной валюты], и повышать совместимость [электронной валюты] с нормами законодательства».

Противоположная точка зрения основана на том, что анонимность, по факту, является для пользователей биткоина единственным средством защиты личных данных. Если традиционные банковские модели подразумевают защиту информации о транзакциях от третьих лиц, то технология блоковой цепи оставляет сведения обо всех потоках биткоинов полностью открытыми.

 

Bitcoin: A Peer-to-Peer Electronic Cash System

«Всем видно, что кто-то кому-то направляет какую-то сумму, но нет никакой информации, привязывающей транзакцию к чьей-то личности», — поясняется в оригинальном документе Сатоси Накамото.

Чтобы принцип не давал сбоев, тот же самый документ призывает пользователей биткоина осуществлять каждую новую транзакцию с нового биткоин-адреса. Количество адресов, которые могут быть созданы одним человеком, никак не лимитировано, поэтому определить, какой из адресов кому принадлежит,  чрезвычайно сложно. Кроме того, каждый ключ (он же адрес) содержит случайный набор цифр, а каждая транзакция не имеет привязки к отправителю. Однако если личность отправителя все-таки становится известна, все дальнейшие транзакции, совершаемые им с того же адреса, очень легко отследить.

Именно этим занимаются компании, специализирующиеся на «визуализации» процессов, происходящих в блоковой цепи, и проводящие соответствующий анализ.

«Риск состоит в том, что, если хозяин адреса раскрыт, то все остальные его транзакции также могут быть опознаны», — предупреждает документ Сатоси Накамото, отдельным образом подчеркивая, что проведение транзакций со множественным входом (multi-input transactions) «неизбежно» указывает на то, что их осуществляет один и тот же пользователь.

На этом построен так называемый транзактный графический анализ, целью которого является определение числа уникальных пользователей электронной валюты биткоин. Если адрес, уже идентифицированный как чей-то, замечен в новых транзакциях в блоковой цепи, то велика вероятность того, что и эти транзакции осуществляются тем же пользователем.

Для того, чтобы «сбить со следа» потенциальных сыщиков, некоторые участники транзакций пользуются услугами «микшеров» —  сервисов, «забирающих» некоторую сумму и возвращающих ее же (за вычетом комиссии) в биткоинах, ранее принадлежавших другим пользователям. Однако подобные операции рискованны (нельзя гарантировать, что биткоины будут возвращены). К тому же, при графическом анализе те, кто пользуется услугами «микшеров», могут быть отмечены как потенциально «подозрительные».

Описанное выше применимо к «продвинутым» пользователям электронной валюты биткоин, занимающимся майнингом или получающим биткоины в ходе частных транзакций. Те же, чьей «точкой входа» становятся популярные обменники или биржи, изначально привязывают персональные данные к своим биткоинам. Проводимые ими транзакции становятся, таким образом, даже менее защищенными с точки зрения приватности (или, другими словами, значительно более «прозрачными»), чем те, которые проводятся с обычных банковских счетов.

Эти особенности хорошо осознаются поборниками анонимности, которые стремятся их разными способами «исправить», но зачастую не принимаются во внимание представителями официальных структур, оправдывающих свое подозрительное отношение к биткоину именно тем, что он — «абсолютно анонимен».

 

Мария Рудина