Платформа Ethereum завоевывает популярность у разработчиков и программистов. CoinFox разбирается в причинах успеха проекта для работы с "умными контрактами".

Как известно, Ethereum — детище канадца российского происхождения, вундеркинда Виталика Бутерина. В 2013 году Бутерин, девятнадцатилетний студент, интересующийся теорией информации, криптографией, социологией, эпистемологией, политикой и экономикой, опубликовал в журнале Bitcoin Magazine статью, где описал придуманную им «децентрализованную платформу для создания криптовалюты и приложений нового поколения».

В статье Бутерин пояснял, что, в отличие от других протоколов, его изобретение задумывалось не как ответ на специфические запросы отдельных отраслей, а как широкая всеобъемлющая платформа, позволяющая выстраивать приложения «буквально для всего, что пожелает душа».

Система биткоина, прекрасно справляясь с задачами, ради которых создавалась (то есть с хранением и перемещением активов), оказалась, по мнению Бутерина, недостаточно эффективной в качестве «протокола нижнего уровня», то есть универсальной платформы, на базе которой выстраивались бы тысячи разнообразных децентрализованных приложений. 

Осмыслив эту проблему, Бутерин разработал альтернативный протокол, позволивший создавать «умные контракты», то есть «приложения, действующие четко в соответствии с тем, как их запрограммировали, без зависаний, цензуры, мошенничества или вмешательства третьих лиц», — как для коммерческих, так и для некоммерческих целей.

В апреле 2014 года коллега и соратник Бутерина Гэвин Вуд выпустил 32-страничный документ, в котором, приведя основные расчеты, подробно описал свое ключевое изобретение: Виртуальную машину Ethereum (EVM). «Машина» позволила проводить безопасные транзакции между сторонами, не имеющими возможности заранее проверить надежность контрагента в силу его физической удаленности или «некомпетентности, нежелания, неимения средств, неуверенности, а также пороков существующей правовой системы».

Чтобы преодолеть негативное влияние человеческого фактора, команда Ethereum внедрила в EVM функцию «беспристрастного интерпретатора», не опирающегося ни на что, кроме заданного алгоритма, и способного, отслеживая все шаги, продемонстрировать, что привело к образованию той или иной ситуации или принятию того или иного решения. 

Первая презентация проекта состоялась 25 января 2014 года. В августе того же года был проведен краудфандинг и создана некоммерческая организация Ethereum Foundation для поддержки разработчиков, планирующих создавать «децентрализованные приложения нового поколения» (dapps).

В июле 2015 года компания запустила собственную блоковую цепь. Валютной единицей для нее стал ether, рассматривавшийся создателями не как актив, а как «топливо», необходимое для функционирования системы:

«Ether — необходимый элемент, «топливо» для работы распределенной платформы Ethereum. Он является формой оплаты, которую вносят клиенты платформы за то, что техника выполняет запрашиваемые ими операции. Иными словами, ether обеспечивает качество приложений, создаваемых разработчиками («мусорный» код стоит дороже), и поддерживает здоровье сети (участники получают компенсацию за израсходованные ресурсы)».

Ether не был задуман в качестве конкурента биткоина. Напротив, в рамках цифровой экосистемы две эти валютные единицы взаимно друг друга дополняют, тем более, что на базе платформы Ethereum новые валюты можно создавать с нуля, и эти валюты будут привязаны к рыночной стоимости биткоина. Для создания собственной криптовалюты потребуется лишь знание Solidity (языка программирования, созданного специально для работы с Ethereum и схожего с JavaScript) либо одного из других языков, поддерживаемых Виртуальной машиной.

Таким образом, основным потребителем валюты ether оказываются программисты, разрабатывающие приложения («умные контракты») на базе Ethereum, и те, кто готов с этими приложениями взаимодействовать.

Лимит на эмиссию электронной «валюты» был установлен по итогам полуторамесячной предпродажи в 2014 году и составил 60 млн единиц, причем было решено, что ежегодно должно генерироваться не более 18 млн ether’ов, а каждый «добытый» блок будет вознаграждаться пятью. Кроме того, был создан механизм измерения вычислительного усилия, называемый gas, который служит для оценки сложности контракта и ограничивает возможность создавать приложения, требующие несоразмерно высоких затрат энергии.

На сегодняшний день платформа дает возможность заключать контракты, в которых средства донаторов остаются нетронутыми до тех пор, пока не наступит та или иная дата или не совершится то или иное действие. В случае, если все сопряженные с данным действием обещания будут выполнены получателем денег в срок, сумма автоматически будет ему зачислена. Если же он не исполнит своих обязательств, деньги вернутся назад к донатору, что удобно для проведения краудфантинговых компаний и аукционов, участники которых не имеют основания верить друг другу на слово.

Иная, более экзотическая возможность заключается в создании программ алгоритмического управления организациями. Вместо того чтобы нанимать «многочисленных менеджеров для работы со счетами, проведения очных встреч и занятий бесконечным бумагомаранием», можно запрограммировать машину так, чтобы она выполняла все эти действия сама. Предполагается, что, в отличие от человека, машина имеет «иммунитет» против внешних влияний и будет руководствоваться исключительно разработанным для нее алгоритмом, поэтому можно не волноваться о подтасовке результатов голосования или о том, что по чьему-то недосмотру члены правления не получат вовремя предназначавшиеся им письма.

«ВЫ МОЖЕТЕ ПОСТРОИТЬ:

Виртуальную организацию с возможностью голосования;

Ассоциацию, основанную на прозрачном волеизъявлении держателей активов;

Собственную страну с неизменяемой конституцией;

Лучшую представительную демократию», 

— сообщает нам сайт Ethereum.

«Счета, которые сами себя оплачивают, и сертификаты, самостоятельно переводящие дивиденды своим владельцам по мере достижения определенного уровня прибыли», — вот лишь немногое из того, что, по мнению журнала The Economist, может быть реализовано с помощью приложений, создаваемых на платформе Ethereum программистами, владеющими необходимыми языками, либо пользователями облачного сервиса Microsoft Azure. То же издание полагает, что Ethereum буквально распахивает нам ворота в мира Интернета Вещей. А это мир, где, по словам создателя Ethereum, единственным пределом для творчества будет наша фантазия.


Мария Рудина