На протяжении более чем двух лет российские власти пытались выработать единую позицию по поводу биткоина. CoinFox постарается разобраться в сложных переплетениях противоположных мнений и в сбивающих с толку официальных заявлениях.

2014 год

Январь. В России был опубликован первый официальный комментарий, посвященный криптовалютам, и в нем не звучало особенного энтузиазма. Банк России ввел понятие «денежного суррогата», которое оказалось общим термином для выпускаемых в стране негосударственных денег и денежных эквивалентов, в том числе и биткоина. Другими словами, для всего, что не являлось рублем. Центральный банк предупредил, что эти суррогаты весьма сомнительны, и с их использованием сопряжен повышенный риск. Чуть позднее по этому вопросу высказалась и Генпрокуратура, подчеркнув, что выпуск «денежных суррогатов» на территории России запрещен.

Август. В игру вступил Минфин, сообщив, что принялся за разработку законопроекта о запрете выпуска и использования в России «виртуальных денег». В документе были предложены штрафы до 1 млн рублей за любые операции с «денежными суррогатами» и даже за распространение соответствующей информации.  Ожидалось, что закон пройдет Государственную Думу к весне 2015 года.

Декабрь. Первая трещина в монолите государственного неприятия криптовалют стала заметна, когда с резкой критикой законопроекта выступило Министерство экономического развития. Ограничения, предусмотренные законопроектом, были сочтены чрезмерными и ведущими к неразумным бюджетным тратам. Оказалось, что под  туманное определение «денежных суррогатов» попали, в том числе, бонусные мили авиакомпаний и бонусные баллы магазинов.

2015 год

Февраль. Законопроект о «запрете биткоина» (хотя в нем и не звучало слово «биткоин») был выставлен на публичное обсуждение. Особое уточнение выводило из-под определения «денежных суррогатов» «объекты имущественных прав, возникающие в результате исполнения сторонами обязательств по договорам гражданско-правового характера, и используемые в целях стимулирования приобретения товаров, работ, услуг», то есть бонусные мили и баллы. Других принципиальных изменений не было. Выпуск и использование неофициальных валют или программного обеспечения, которое могло быть использовано для их выпуска, или распространение информации, делавшей возможным их выпуск или использование, влекло за собой штраф в 20 тысяч рублей для физических лиц и до 1 млн рублей для организаций. Суровость, проявленная в отношении криптовалют, прозвучала и в интервью представителя МВД, напомнившего, сколько рисков и опасностей несут нерегулируемые криптовалюты.

Март. Публичное обсуждение закончилось. Большинство комментаторов сомневались в необходимости законопроекта и указывали на недостаточную проработку отдельных положений. Тем не менее, Минфин пообещал к 2016 году выпустить закон, запрещающий криптовалюты. Позже было замечено, что из 81 комментариев, оставленных на государственном веб-портале, лишь один, по-видимому, был принят во внимание финансовыми властями. Эксперты заявили, что власти недостаточно хорошо понимают, что такое цифровые валюты и не проявляют желания узнать о них больше, в силу чего их подход остается поверхностным.

Июнь. Маятник снова качнулся. Банк России впервые высказался о криптовалютах спокойно и даже почти что в положительном ключе. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина отметила, что эксперты банка пристально следят за развитием рынка биткоинов (теперь биткоин впервые был назван по имени) и указала, что, несмотря на риски, «потребителей привлекает мобильность, скорость и дешевизна биткоина».  Она отметила, что «при необходимости» Центробанк готов регулировать биткоин.

Июль. О биткоине неожиданно высказался Владимир Путин. На молодежном форуме президенту России задали вопрос о перспективах «электронных денег» в России. В ответ он заметил, что в целом «как они там называются, "коины"… все шире и шире распространяются» и «ими можно пользоваться» как единицей расчета. Но их главная проблема, по словам президента, заключается в том, что «они ничем не обеспечены». Он упомянул, что недавно обсуждал цифровые валюты с председателем Центрального Банка Эльвирой Набиуллиной и отметил, что позиция Центробанка «очень обоснованная, профессиональная, спокойная». После мероприятия пресс-секретарь Путина торопливо уточнил, что речь вовсе не обязательно шла о биткоине.

Сентябрь. Минфин наносит ответный удар. В тот самый момент, когда один из крупнейших российских платежных операторов QIWI сообщил о своих планах введения первой национальной криптовалюты «битрубль», министерство выступило с инициативой криминализировать любое использование криптовалют. Правительство Дмитрия Медведева дало ЦБ и Минфину поручение «проработать вопрос о целесообразности введения уголовной ответственности» за выпуск и оборот денежных суррогатов. Вскоре  Минфин выдвинул новый законопроект, предусматривавший уже уголовную ответственность за эмиссию суррогатных денег, в том числе криптовалют, создание и распространение программного обеспечения для их эмиссии и за транзакции с использованием суррогатных денег. Законопроект предусматривал штраф до 300 тысяч рублей или в размере зарплаты или доходов осужденного за период до года, или обязательные работы до 360 часов или исправительные работы до года. Если же подобная деятельность велась организованной группой, она могла наказываться штрафом до 500 тысяч рублей или в размере зарплаты или доходов осужденного за период до двух лет, или обязательными работами до 480 часов или исправительными работами до двух лет.

Октябрь. В газете «Известия» были опубликованы данные, что Минфин предлагает сажать биткоин-майнеров и биткоин-пользователей уже на четыре года. Это предложение получило поддержку в Минэкономразвития. Депутат Госдумы Андрей Крутов заявил, что «криптовалюты ставят под угрозу финансовую стабильность и финансовый суверенитет России».

Ноябрь. Отвечая на вопросы CoinDesk, заместитель министра финансов Алексей Моисеев рассказал, что российские финансовые власти внимательно следят за регулированием биткоина в других странах, в особенности за мерами по контролю нелегального оборота средств, которые в последнее время предприняли власти Евросоюза. По его словам, министерство боялось, «что санкционирование свободного обмена рублей на биткоины приведет к возникновению новых рисков».

Декабрь. Новый законопроект, внесенный в Думу пятью депутатами, казалось, фактически означал легализацию биткоина. Он вновь предусматривал штрафы за выпуск «денежных суррогатов», но их определение недвусмысленно указывало, что под него подпадают лишь те «денежные суррогаты», которые изготовлены на территории России. Таким образом, биткоин, добытый за пределами России, становился вполне легальным. Кроме того, денежными суррогатами не признавались «электронные деньги, выпуск и обращение которых происходит в соответствии с положениями законодательства стран СНГ, Евросоюза, а также Великобритании». Следовательно, криптовалюта, легальная в одной из этих стран, не может быть запрещена на территории РФ. Наконец, даже при отнесении биткоина к «денежным суррогатам» его использование никак не наказывалось, если пользователь предоставлял свои личные данные в согласии с правилом «знай своего клиента» или если он купил «денежные суррогаты» лишь единожды, в качестве сувенира.

2016 год

Январь. Алексей Моисеев, замминистра финансов России, сообщил CoinFox, что депутатская инициатива, оставлявшая юридическую лазейку для биткоина, едва ли пройдет дальше первого чтения, добавив, что министерство доработало свою версию законопроекта, и она в скором времени будет внесена в правительство. Тогда же весьма резко высказался глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, заявив, что цифровые валюты должны быть запрещены, поскольку они подрывают монополию государства на эмиссию денег и могут привести к вытеснению рубля. Он добавил, что, по данным Генпрокуратуры, криптовалюта используется для покупки газа и нефти у запрещенной на территории России террористической организации ИГИЛ.

Февраль. В Государственной Думе состоялось обсуждение регулирования криптовалют. Центробанк и представители Комитета по безопасности и противодействию коррупции выступили против легализации криптовалют в России. Представитель Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков сообщил, что за последние два года российские наркодилеры стали в двадцать раз чаще использовать биткоины, и с этой угрозой, «которая выльется на наши улицы через несколько лет», можно бороться только путем прекращения анонимности биткоина. В свою очередь, зампред Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Андрей Луговой не исключил возможности, что рано или поздно ЦБ узаконит некоторые операции с использованием биткоинов. Представитель Минфина сообщил в анонимном интервью, что подготовленный в министерстве новый законопроект предполагает введение уголовной ответственности за любой обмен криптовалюты на рубли и устанавливает в качестве максимального наказания пять лет тюремного заключения.

Март. Впрочем, на деле новый законопроект оказался даже более суровым, чем ожидалось: он предусматривал до семи лет в тюрьме или штраф до 2,5 млн рублей для топ-менеджеров банков и финансовых компаний. Обычных граждан, виновных в майнинге криптовалют, законопроект обрекал на тюремное заключение сроком до 4 лет или штраф в размере до 500 тысяч рублей, либо в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до трех лет. Для организованных групп предусматривалось лишение свободы сроком до 6 лет или штраф в размере от 500 тысяч до 1 млн рублей, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет. Замминистра финансов подтвердил, что крайний срок внесения закона в Государственную Думу – 6 августа.

Апрель. Впрочем, внесение законопроекта о запрете биткоинов было Минфином задержано. Как объяснил Алексей Моисеев, «работа над законопроектом идет своим чередом, но идет не очень быстро. Каждый человек, который снова начинает его читать, говорит, что там нужно уточнить формулировки. Вот мы сейчас уточняем». Тем не менее, основные положения нормативного акта оставались прежними. Документ предусматривал уголовную ответственность на срок до семи лет за выпуск и обмен криптовалюты, в том числе биткоинов. Тем временем Александр Бастрыкин выдвинул новое обвинение против биткоина, заявив, что информационная война против России оплачивается криптовалютой.

Май. СМИ сообщили, что в МВД, в Минюсте и в Генпрокуратуре нет согласия по поводу законопроекта о запрете биткоинов. По данным журналистов, некоторые представители Минюста сочли, что необходимо дополнительное обоснование введения ответственности за выпуск и оборот криптовалют, поскольку степень общественной опасности деяния «представляется сомнительной». В МВД, в свою очередь, было решено, что возлагать на полицию дополнительные обязанности, связанные с отслеживанием выпуска и оборота криптовалют, нецелесообразно. В конечном счете Минюст не согласовал законопроект о запрете биткоина. Комментируя закон о «денежных суррогатах», Герман Греф, глава Сбербанка, в прошлом уже признававшийся, что является владельцем некоторого количества биткоинов, заявил, что если подобный закон будет внедрен, это приведет к тому, что «весь прогресс уйдет за пределы Российской Федерации».

Июль. Минфин внезапно сообщил, что намерен запретить эмиссию криптовалют в России, но разрешить их покупку и использование в другой стране. Алексей Моисеев объяснил, что если криптовалюту полностью запретить, будет невозможно развивать технологию блокчейн, интерес к которой проявляют многие российские учреждения, в частности, Центробанк.

«Но технология blockchain так работает, что биткоины всегда возникают при ее использовании как побочные продукты. И понятно, что мы должны исключить ответственность за эмитирование биткоинов у операторов данных в такой ситуации, чтобы у них не было никаких рисков получить наказание», — заявил Моисеев.

Впрочем, Минфин продолжает настаивать на запрете эмиссии любой негосударственной валюты в России, поскольку это противоречит Конституции страны. Это означает, что легальный статус криптовалюты в России не будет отличаться от статуса иностранных валют.

Новую версию законопроекта предполагается внести в Госдуму до конца 2016 года.

 

Алексей Терещенко