Если и есть в мире страна, которая движется на всех парах в сторону полномасштабного внедрения блокчейна в госуправление, так это Украина: там уже существуют два проекта, способных изменить наши представления о бюрократии.

Пока в России только отказались от идеи уголовного наказания за использование криптовалюты, а в США пытаются на законодательном уровне признать блокчейн-нотариат, Украина не разменивается по мелочам и вводит блокчейн-технологию в самую сердцевину госуправления – области распоряжения госимуществом и голосования.

Главными блокчейн-проектами Украины стали две экспериментальные платформы. Это площадка для проведения аукционов на базе технологии блокчейн eAuction 3.0 и система децентрализованного голосования e-Vox.

Монополия государства уйдет в прошлое

История eAuction 3.0 началась в 2015 году, когда главой администрации  Одесской области был назначен бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. Он обратился в уже знакомый ему по работе в Грузии Фонд инноваций и развития (IDF Reforms Lab), которым руководит бывший замминистра юстиции Грузии Георгий Вашадзе, с просьбой разработать унифицированный электронный аукцион для продажи госимущества и прав на аренду для Одессы. Главной задачей было создать такую открытую и прозрачную систему, которая бы исключала возможность мошенничеств и махинаций с приватизацией государственной собственности. 

«Целью создания системы является обеспечение прозрачности и равных возможностей для участников рынка аренды и продажи государственного имущества, и как следствие, упразднение коррупционной составляющей в процессе управления активами государства», — гласила концепция технического задания проекта.

Фонд уже разрабатывал похожую электронную площадку в Украине — ProZorro, которая предназначалась для госзакупок. Но в ней, хоть и состоящей из частных площадок, все же существовала центральная база данных, через которую шел обмен информацией. 

«В ProZorro есть центральный сервер, и все рычаги контроля принадлежат одному органу. Если создавать платформу для онлайн-аукционов по такому принципу, возникает риск манипуляций», — пояснил в разговоре с CoinFox разработчик Фонда инноваций и развития Лаша Антадзе. К тому же, по его словам, наличие центральной базы данных имеет и другие существенные риски в условиях нынешней экономической ситуации в стране:

«Надо тратить деньги на содержание такой базы. Существует и проблема масштабируемости, когда все подключенные торговые площадки могут помешать друг другу, так как используют один центр доступа». 

В Одессе же разработчики фонда решили создать уникальную платформу нового поколения.

«Исходя из украинских реалий, мы увидели большой риск. Риск того, что, теоретически, можно вмешаться в базу данных: остановить тендер или сделать неугодное предложение невидимым», — рассказывал Вашадзе. Поэтому было решено создать платформу без централизованной базы данных, что защищало бы аукционы от попыток манипулировать информацией.

«В eAuction 3.0 нет центрального администратора, платформа лучше защищена с технической точки зрения. Это наиболее оптимальное и прогрессивное решение», — уверен Антадзе.

Идеей заинтересовались и в других IT-компаниях и банковских учреждениях. К созданию прототипа блокчейн-аукциона присоединились представители харьковского блокчейн-стартапа Distributed Lab, сотрудники IT-разработчика электронных сервисов Unitybars, украинских банков Ощадбанк и Приватбанк, а также международной корпорации Microsoft. 

Банки предоставляли свою инфраструктуру для приема регистрационного и депозитного взносов участников аукциона. А Microsoft бесплатно предложила серверы для запуска и тестирования платформы. Пилотную версию было решено создать с использованием сервисов Microsoft Azure, но в дальнейшем пользователи смогут выбрать другие облачные серверы и хостинг-провайдеров. 

Команда разработчиков приступила к созданию пилотной версии eAuction 3.0. При этом все работали на волонтерских началах: на разработку не были потрачены ни бюджетные средства, ни грантовые деньги.

«Мы взялись за проект бесплатно, потому что это уникальное применение децентрализованных технологий. Есть проблема, есть политическая воля», — рассказывал тогда учредитель Distributed Lab Павел Кравченко.

Первая тестовая версия была опубликована в феврале. Согласно представленному исходному открытому коду, система онлайн-аукциона была основана на блокчейн-архитектуре с использованием метода защиты Proof-of-stake (PoS). Операторы узлов в ней действуют как мосты между участниками аукциона. Участники платят взносы операторам узлов, а значимость каждого узла определяется количеством собранных взносов. Платежи могут быть осуществлены как в цифровых валютах, так и в фиатных деньгах путем банковских переводов с помощью наборов функций API системы, проверяющих банковские реквизиты.

Отличительной чертой протокола eAuction 3.0 стало то, что платформа поддерживает множество цепочек распределенных реестров и локальные консенсусы разных видов. Нет в блокчейне аукциона и собственной криптовалюты.  

Уже через месяц, в конце марта, участники проекта подписали меморандум о развитии и внедрении онлайн-аукционов, работающих на системе децентрализованных реестров. 

На церемонии подписания в Киеве вновь были озвучены главные достоинства таких площадок: борьба с коррупционной составляющей, предоставление равных и прозрачных возможностей всем участникам аукциона. 

Был назван и еще один плюс, актуальный для страдающей от нехватки бюджетных средств украинской экономики, — такая платформа будет существовать за счет средств участников торгов и частных провайдеров, а не за бюджетные деньги. Государству, которое по сути лишится монополии на централизованную аукционную площадку, больше не придется тратить средства на аренду помещений, закупку серверов и программного обеспечения. 

«А как это работает на практике? Например, мы решили провести аукцион по приватизации завода. Пользователи находят электронную частную торговую площадку, подают свои заявки, вносят комиссию, делают ставки, и кто предложил больше, тот и побеждает. А фоном работает децентрализованная система, которая проверяет, предоставил ли участник достоверную информацию о себе, внесены ли средства на депозит и так далее. Все транзакции видны всем, и они синхронизуются у всех. Затем несложно проверить всю историю, словно мы изучаем ДНК», — писал Антадзе в авторской колонке.

Первое тестирование торговой площадки произошло 7 июля в Херсонской области. Там был смоделирован аукцион на передачу в аренду коммунального имущества. 

«Пока в соответствии с законодательством платформа может использоваться только для передачи права аренды. Но в дальнейшем наша стратегия предполагает добавление таких услуг, как продажа коммунальной собственности. Но для этого нужны законодательные изменения в земельный кодекс Украины», — рассказал Антадзе.

Следующие тесты eAuction 3.0, как ожидается, состоятся в августе: на 2 августа запланирован тестовый запуск платформы в городе Белая Церковь в Киевской области, а позднее онлайн-площадку опробуют в Полтавской области. Интерес к онлайн-аукциону проявили также в Днепропетровске, Тернополе, Львове, Сумской и Одесской областях. 

Поддерживают развитие платформы и в президентской администрации Украины, комитете Верховной рады по вопросам информатизации и связи, Фонде госимущества, Земельном агентстве, Министерстве агрополитики Украины и IT-департаменте Кабинета министров. 

Никаких 146%

Другим перспективным проектом с использованием технологии распределенных реестров для Украины является блокчейн-платформа по голосованию E-Vox. 

«Сама идея возникла года два назад, но впервые я рассказал о ней на львовской конференции Blockchain Incredible Party в январе этого года», — вспоминает эксперт «Реанимационного пакета реформ» по электронной демократии Алексей Конашевич.

В феврале состоялась презентация проекта в Киеве и подписание меморандума. В стратегическое партнерство вступили уже известные по проекту блокчейн-аукциона харьковская компания Distributed Lab и Фонд инноваций и развития, Vareger Group, Ambisafe, Kitsoft, Titanovo, а также биткоин-коммьюнити Bitcoin Foundation Ukraine. 

Среди подписантов были и политические деятели: председатель Государственного агентства по вопросам электронного управления Украины Александр Рыженко, директор Департамента информационных технологий секретариата кабмина Егор Стефанович, депутат парламента Грузии Георгий Вашадзе, мэр города Вышгорода Алексей Момот, представитель фонда госимущества Украины Алексей Задорожный. 

Координаторами стали Алексей Конашевич и Давид Кизирия (руководитель стратегического развития в Innovative Systems Institute), а руководство группой разработчиков осуществлял Михаил Тютин из Vareger. 

Созданием исходного кода занимались разработчики из Vareger и Ambisafe, но позднее, в мае, Ambisafe прекратили работу над проектом. Прототип контракта написан на базе экосистемы Ethereum.

«В ней неплохо реализована идея смарт-контрактов, в отличие от биткоина, где изначально нет надстроек для смарт-контрактов», — пояснил Конашевич.

Главными целями проекта в меморандуме было объявлено «создание надежного электронного инструмента для развития демократии», «исключение влияния третьей стороны на ход голосований и принятие решений» и разработка «доступного программного обеспечения с открытым исходным кодом в соответствии с лицензией MIT».

«Сейчас все городские советы ищут электронные решения, их обычно немного и они дорогие. И многие муниципалитеты такое не могут позволить. А наша система нацелена на то, чтобы потребность горсоветов и местных общин в решении внутренних задач», — добавил Конашевич.

Применять E-vox, по заявлениям разработчиков, можно будет во всех типах голосований — от внутрикорпоративных конкурсов и электронных петиций до референдумов и политических выборов в местные советы и парламенты и даже в президентских выборах.

Сервис будет доступен со всех мобильных и стационарных устройств: смартфонов, планшетов, компьютеров. 

Вопрос идентификации пользователей будет решаться с помощью электронной цифровой подписи. «В стране множество центров выдачи ключей сертификации, их можно без проблем получить и в налоговых органах в любом городе или поселении», — пояснил Конашевич.

«Принципиально: blockchain исключает взлом и мошенничество. Это как если бы миллион человек голосовали поднятием рук одновременно, и это можно было абсолютно достоверно фиксировать в реальном времени», — указывается на официальном сайте E-vox.

В феврале сообщалось, что первое голосование с помощью новой блокчейн-платформы пройдет в Вышгороде в Киевской области. Соответствующий меморандум группа разработчиков проекта подписала с главой города. Помимо этого планировалось провести тестирование e-Vox и в других небольших городах Киевской и Одесской областей.

Но впоследствии у проекта возникли финансовые трудности. «Идея проекта в том, чтобы он не был коммерческим. Для этого нужны средства», — рассказал Конашевич. По его словам, необходимую сумму проект рассчитывает получить, победив в финале инкубатора EGAP Challenge в Одессе, организованном Государственным агентством по вопросам электронного правительства Украины.  

«Конкурс EGAP располагает базой финансирования при поддержке швейцарского фонда развития инноваций. Мы таким образом сможем добиться некоммерческой составляющей. Но EGAP не охватывает Киевскую область, в которой расположен Вышгород. Поэтому, скорее всего, тестирование e-Vox произойдет в одном из городов Одесской области. По оценкам, если все пойдет, как мы задумываем, оно состоится до конца текущего года». 

Впрочем, все желающие уже сейчас могут опробовать платформу. Правда, сделать это можно только платно и в индивидуальном порядке, запросив доступ у разработчиков.

В настоящее время e-Vox существует в виде альфа-версии предрелиза программной и пользовательской частей системы голосования для электронных петиций. Платформа прошла внутреннее тестирование. По сути она представляет собой сервис электронных петиций: система позволяет создать вопрос для голосования, выставить его на публичное обсуждение и принимать «за» либо «против». Все желающие протестировать платформу могут это сделать в индивидуальном порядке, обратившись к группе разработчиков e-Vox из Vareger. 

Но в ходе тестирования выяснилось, что использование публичной сети Ethereum обходится участникам слишком дорого. «Транзакция стоит около 2-2,5 грн, а таких транзакций в день может осуществляться до 300 тысяч. Создание одного голоса — 12 грн», — рассказал Конашевич. По его словам, теперь проект рассматривает возможность перехода на частную блокчейн-сеть. В частности, разработчики рассматривают распределенный реестр Eris.

В дальнейшем после развертывания инфраструктуры в платформу можно будет внедрять и другие услуги электронного правительства, рассчитывают разработчики. «Но это пока взгляд в будущее. Надо развернуть систему, протестировать и показать, что она может решать разные задачи», — заключает Конашевич.

Государственная система оказывает сопротивление

Несмотря на поддержку, которую устно оказывают представители украинской государственной власти блокчейн-проектам, система сопротивляется масштабному внедрению технологии в госуправление. Как и во всем мире, функционеры не готовы мириться с децентрализацией власти и ослаблением монополии государства.

«Есть те, которые помогают развития проекта, а есть и те, кто против этой технологии, ведь ее использование означает, что они потеряют рычаги контроля и возможность манипуляций, таких, к сожалению, тоже много», — сетует Антадзе. 

Но самым сложным, по его словам, является даже не сопротивление отдельных представителей украинской власти, а медлительность бюрократической машины. 

«Самым главным препятствием являются не люди, а бюрократия. Даже те, кто хочет развивать эту технологи, бессильны, пока не пройдут через все бюрократические лабиринты», — резюмирует он. 

Для того, чтобы, в частности, осуществить полномасштабный запуск онлайн-платформы eAuction 3.0, необходимо принять закон, регулирующий работу электронных аукционов. Сроки разработки подобного законопроекта остаются неопределенными. Это затягивает процесс освоения блокчейн-технологии в украинской системе госуправления. 

Первый предполагает внедрение онлайн-аукционов на муниципальном и региональном уровнях. Коммунальной собственностью распоряжаются местные советы депутатов, и они вправе одобрить использование eAuction 3.0 для сдачи в аренду и реализации имущества. 

Второй этап включает в себя сотрудничество с Госземагентством и внесение изменений в земельный кодекс и порядок проведения электронных аукционов. На этом этапе создатели платформы надеются получить разрешение на осуществление продажи земель через электронный сервис. Ожидается, что решение по этому вопросу будет принято уже осенью 2016 года.

«Пока земля торгуется физически за закрытыми дверями. В Госземагентстве есть желание сделать весь процесс более прозрачным», — пояснил Антадзе.

Третий этап, который развивается параллельно первым двум, подразумевает в сотрудничестве с фондом Госимущества начать использовать eAuction 3.0 в «малой» и «большой» приватизации. 

После этого, как надеются в Фонде инноваций и развития, можно попытаться вынести вопрос стандартизации аукциона на общегосударственном уровне.

Уникальный опыт

Если эти два проекта продолжат развиваться и внедряться в государственную систему управления, Украина сможет не на словах, а в реальности существенно снизить уровень коррупционной составляющей и количество манипуляций во власти.

«Если смотреть в абсолюте на реализацию проекта голосования на блокчейне, то это может напрочь убрать возможность фальсификаций. Можно будет проверять и количество голосовавших, и учет голоса того или иного избирателя, соблюдая тайну голосования. Это, в свою очередь, позволит качественно менять законодательную систему страны», — полагает технический директор проекта РосКомСвобода Станислав Шакиров.

По его словам, сама по себе технология электронного голосования не уникальна и давно обсуждается в разных государствах мира: «тут найден новый механизм — блокчейн, но это непринципиальное отличие». 

Главный вопрос не в уникальности самой технологии, а в возможности ее имплементировать на практике, продолжает Шакиров. «Подобные системы, скорее всего, будут встречены бюрократией и местным чиновничеством в штыки, поскольку они наступают на их интересы. Поэтому возникают большие сомнения, что такие платформы возможно будет в ближайшем будущем внедрить в какой-либо стране на всем постсоветском пространстве. Если Украине удастся это сделать, они будут большие молодцы», — заключил он. 

Елена Платонова