Сегодня, когда сериалу «Звездный путь» исполняется 50 лет, CoinFox задается вопросом, в чем разница между кредитами федерации и биткоинами, и можно ли считать криптовалюту «настоящими деньгами».

Поклонники сериала «Звездный путь» недавно могли отпраздновать его пятидесятую годовщину: 8 сентября 1966 года в эфир вышла его первая серия «Ловушка для человека». Чтение материалов о годовщине заставило меня задуматься, есть ли в «Звездном пути» что-нибудь про биткоин. В конце концов, сериал, предсказавший мобильные телефоны, планшеты и даже Google Glass ну просто не мог не предсказать еще и криптовалюту.

Результат моих изысканий разочаровывал. Да, «Звездный путь», подобно биткоину, начинал с нeгативных характеристик, а затем его популярность стала расти – но у меня получалось, что это единственное, что у них есть общего. Несмотря на попытки сложить воедино все, что известно о многочисленных валютах, использующихся в мире «Звездного пути», сериал  не предсказал биткоин. По сути дела, «Звездный путь» прославился тем, как он изобразил так называемую Новую мировую экономику, главный принцип которой – отказ от экономики, основанной на валюте и философия самосовершенствования в экономической среде, сумевшей преодолеть нехватку ресурсов. Или, словами капитана Жана-Люка Пикара,

«Экономика будущего выглядит иначе. В XXIV веке деньги не существуют. Накопление богатства перестало быть движущей силой наших жизней. Мы работаем с целью совершенствовать самих себя и остальное человечество».

Кредиты федерации и будущее не-денег

Так где же связь между «Звездным путем» и биткоином? Для меня она безусловно есть. Уже в 1960-е годы «Звездный путь» предложил цельный образ будущего человечества. В XXIV веке, как заявляли создатели сериала, основные нужды каждого человека будут удовлетворены, накопление богатства перестанет быть двигателем прогресса, и необходимость в деньгах отпадет. Таким образом, перед нами предстает вымышленное общество, в котором нет даже вымышленных денег. В наше время, в «реальном мире», биткоин и стоящая за ним философия тоже предлагают образ будущего человечества: в основе этого образа – избавление от посредника, децентрализация и сохранение всех записей. Но остается вопрос: является ли биткоин настоящими деньгами?

Конечно, я не единственный человек, который думает об экономике будущего и сопоставляет концепции биткоина и «Звездного пути». Самая очевидная точка соприкосновения этих двух миров – так называемые «кредиты федeрaции», часто упоминающиеся в сериале как единица измерения, сопоставимая с нашим обычным представлением о «деньгах». Джефф Гарзик cpaвнил их уже в 2013 году. A вот мнение писателя и венчурного инвестора Рика Уэбба:

«Есть искушение утверждать, что масштабная бухгалтерская система использует единицу, известную как кредит федерации, но я не верю, что это соответствует истине. Если бы это было так, кредит слишком напоминал бы деньги, поскольку: а) в нем ведутся расчеты; б) его выпускает управляющий орган, как и традиционную валюту и в) он многофункционален, то есть его, как мы знаем, можно использовать для покупок. Так вот, если первые два пункта тоже верны, это будет самая настоящая валюта. Это будет решительно противоречить твердой позиции Родденберри, что в Федерации нет валюты.

Я считаю, что кредит федерации – частная валюта, созданная сторонними лицами с целью облегчения сложной торговли или торговли за пределами Федерации. Я считаю, что кредит федерации не выпускается самой Федерацией. Я думаю, он больше похож на калгарийский доллар или хиемгауэр. Или биткоин».

Если оставить в стороне вопрос о сущности вымышленного кредита федерации, можно увидеть, что биткоин часто вызывает схожие чувства у широкой аудитории. Биткоин – что-то вроде денежной единицы, он поддается измерению и имеет определенную стоимость. Люди называют его валютой и он начинает играть все более заметную роль в нашей каждодневной жизни. Тем не менее, для тех, кто незнаком с технологией биткоина, он  реален ровно настолько, насколько и кредит федерации, а то и еще меньше, поскольку появился гораздо позднее.

Биткоин: факт или выдумка?

В своей недавней статье в «Electric Literature» Джастин Лоренс Догерти размышлял o податливости фактов:

«Этот поворот — от истины к чему-то недостаточно истинному, а потом обратно к реальности — означает, что факты податливы, текучи, неосязаемы. Когда мы говорим, что правда по странности превосходит выдумку, возможно, мы видим в этой странности магию нереальности. Факт становится странным тогда, когда он становится нереальным. Когда он слишком реален».

Эти слова Догерти заставили меня задуматься о реальности биткоина и о том, как его цельная криптографическая природа превращает его в абстракцию, по контрасту с традиционными деньгами, воспринимающимися как нечто реальное, осязаемое и конкретное. Слушая выступление Адама Кэрролла на конференции ТED o том, как по-разному мы обращаемся с «настоящими» и «ненастоящими» деньгами (его эксперимент основывался на игре в монополию), я также задумалась, так ли мы тратим и инвестируем биткоин, как традиционную валюту. 

В недавней работе под названием «Эволюция биткоин-экономии: выявление и анализ сети платёжных отношений»  Паоло Таска, Шаовэнь Лю и Адам С. Хейес утверждали, что биткоин-экономика развивалась от этапа раннего прототипа через так называемый «греховный» этап азартных игр и черных рынков к этапу законных предприятий. В среднем в июле 2016 года осуществлялось 300 тысяч биткоин-транзакций в день, а их ежедневный объем составил от 200 до 300 миллионов долларов, поэтому Таска, Лю и Хейес имеют все основания для дальнейшего изучения биткоин-экономики:

По мере того, как биткоин-экономика становится все масштабнее, особую важность приобретает понимание, каковы важнейшие компоненты этой системы и кто в этой системе является ключевым игроком. Но эта задача оказалась весьма непростой, поскольку существует много десятков миллионов индивидуальных биткоин-адресов, связь которых с конкретным индивидуумом или бизнесом неочевидна – это всего лишь трудные для восприятия публичные ключи, дополнением к которым служат частные.

Исследование заканчивается на позитивной ноте, гласящей, что

«Результат этой работы показывает, что биткоин-экономика отнюдь не является чем-то скоротечным и несерьезным; напротив, за несколько лет своего существования она выросла и окрепла, и самые влиятельные ее участники, как индивидуальные, так и коллективные, выработали четкие схемы поведения».

Кажется, что в ограниченном масштабе биткоин-экономики использование криптовалюты имеет свои аналоги с использованием традиционных валют. Итак, я вновь повторяю свой вопрос: если биткоин-экономика зреет, превращает ли это биткоин в «настоящие» деньги. А биткоин вообще является «деньгами»? Или это скорее данные? В июне этого года Дон Тэпскотт, выступая на конференции под названием «Как блоковая цепь меняет деньги и бизнес», говорил о переходе от Интернета информации, который мы хорошо знаем, к Интернету ценности, который приносят с собой биткоин и блоковая цепь, и в котором господствуют данные:

«…Самый могущественный актив цифровой эпохи – данные. Это поистине новый тип активов, возможно, более значительный, чем прежние – чем земля в аграрной экономике, завод в промышленной экономике, возможно, более значительный, чем сами деньги. И все вы – все мы – создаем данные. Мы создаем этот актив, и мы, двигаясь по жизни, оставляем за собой этот след цифровых крошек. И все эти крошки собираются в зеркальный образ вас, виртуальных вас. И виртуальные вы, возможно, знают больше о вас, чем сами вы, поскольку вы не можете вспомнить, что вы купили год назад, или сказали год назад, или где точно находились год назад. А виртуальные вы не принадлежат вам – это большая проблема.

А затем этот аватар собирает все эти данные и предоставляет вам возможность монетизировать их. И это замечательно, поскольку может помочь нам защитить и свою частную жизнь, а частная жизнь – основа свободного общества. Давайте вернем этот созданный нами актив обратно под наш контроль, чтобы мы могли иметь право собственности на свою личность и управлять ею ответственно».

Биткоин – это и данные и ценность одновременно. Является ли биткоин деньгами? Это вопрос, имеющий важность для закона и для регуляторов. Но если подходить к вопросу по-философски, то в 50-ю годовщину кредита федерации биткоин не кажется ни вымышленным, ни полностью реальным. Впрочем, кто нам скажет, что является реальным, а что не является?   

 

Диана Богдан, Алексей Терещенко