Соучредитель инвестплатформы cyber•Fund Дмитрий Стародубцев рассказал CoinFox, где выгоднее регистрировать биткоин-стартапы, как он хранил майнеры на кухонном балконе и почему его не беспокоят заявления российских властей о биткоине. 

CoinFox: Как Вы заинтересовались темой биткоина и блокчейна?

ДС: Я заинтересовался этой технологией в апреле 2011 года. Вроде как настоящий первопроходец в этом вопросе. Был момент, когда мои майнеры на кухне и на балконе держали полпроцента сети биткоина. У меня был экспериментаторский интерес, я сразу увидел потенциал — деньги, которые не контролирует государство. Когда друзья мне рассказали о том, что такое биткоин, я начал изучать и просто выпал из жизни на пять суток, пытался найти ответы. Мне казалось невероятным, что это никто не контролирует.

CoinFox: Но многие проекты все же предпочитают регистрироваться в определенных юрисдикциях. У Вас также есть предпочтения?

ДС: Мы постоянно работаем над этим вопросом. Рассматриваем Сингапур, Лондон, остров Мэн, Люксембург. Пока каких-то предпочтений нет, мы хотим найти решение, которое бы позволило недорого запустить проект с отсутствием проблем с учетом и налогообложением приватных ключей как софтверных лицензий, а не как валют, акций, денег или чего-либо связанного с финансами со всеми вытекающими.

Вообще, у нас пока нет большой необходимости в регистрации проекта в определенной юрисдикции. По факту, мы делаем не один проект, а несколько: это и децентрализованная инвестиционная платформа на базе Ethereum, и Blockchain Asset Management — компания, которая будет создавать трастовые продукты по инвестированию, что-то типа ETF и паевых инвестиционных фондов. И вот эти паевые инвестфонды могут быть как основаны на блокчейне, то есть, на доверии к нам как к людям, так и зарегистрированы в каких-то юрисдикциях. Плюс блокчейна в том, что он позволяет сделать все практически бесплатно. Например, у нас есть приватный фонд, у которого есть токены, аналог акций, и блокчейн счета, на которых лежат деньги. Все доказано через криптографию. В принципе, нам юрисдикция технически не нужна.

Мы создаем распределенную автономную организацию, которая — это важно понимать — не нуждается в регистрации в какой-либо юрисдикции мира. Внутренняя стоимость акций этой организации будет появляться за счет того, что за них можно будет выполнять разные «умные контракты» касательно инвестиций. Это создание приватного инвестфонда, формирование по нему отчетности. Например, создание ETF на базе наших готовых индексов. Или другой пример — ценовые фиды, сейчас это большая проблема для «умных контрактов».

Но юрисдикция все же бывает нужна. Во-первых, она необходима, поскольку люди привыкли; им сложно свыкнуться с мыслью, что юрлицо не нужно. А блокчейн уничтожает классическое понимание юрлица. Во-вторых, юрисдикции нужны в том случае, если клиенты хотят конвертировать фиатные деньги в блокчейн активы или наоборот. В этом случае для того, чтобы выстроить всю цепочку взаимоотношений с клиентом, придется зарегистрировать компанию в какой-либо подходящей для этого юрисдикции, так как фиатные деньги работать по-другому просто еще не научились.

CoinFox: А как Вы относитесь к инициативам российских регуляторов? В частности, к последним предложениям Минфина и Следственного комитета по ограничению оборота и введению уголовной ответственности за обмен биткоинов на рубли и обратно?

ДС: А я никак не отношусь. Серьезно. Я никак к этому не отношусь, потому что я не меняю биткоины на рубли. И все. Несмотря на такие инициативы, в России есть много влиятельных людей, не афиширующих свое отношение к криптовалютам, но, тем не менее, активно интересующихся и зарабатывающих биткоины. Я полагаю, что из-за подобных инициатив, не исключено, в России история Биткоина будет развиваться по некому драматическому сценарию, давайте это так назовем.

CoinFox: Почему, по Вашему мнению, регуляторы многих стран с такой опаской относятся к блокчейн-технологиям?

ДС: Децентрализованная система работает на наднациональном уровне, она не подчиняется регулятору так, как это делает юрлицо. Мы пришли в экономику, которая наднациональна — это Биткоин. Он уже доказал это свое свойство. Но он такой уже не один. И не стоит бояться это признать и называть своим именем. Настоящая экономика Интернета уже тут, и вопрос достаточно небольшого времени, когда она станет больше и влиятельнее любой существующей национальной экономики.

Роман Корицкий