CoinFox задал семь вопросов Алексу Форку – человеку, написавшему первую книгу о биткоине на русском языке и сделавшему возможным приезд Виталика Бутерина в Россию.

– Алекс, недавно Вы стали правообладателем товарного знака «биткоин». Как, на Ваш взгляд, регистрация знака отразится на будущем электронной валюты в стране?

– Процессом регистрации прав на слово «биткоин» я занимался с 2013 года. К финалу этот процесс подошел в начале 2016 года. Это усилие было направлено на упрощение работы бизнеса в России. Однако важным на этом рынке является не деловая активность, а позиция регулятора. Поэтому не уверен, что регистрация товарного знака окажет значительное влияние на будущее электронной валюты в нашей стране.

– Какое-то время назад Марко Сантори (Blockchain) назвал Россию одной из немногих стран, использующих биткоин как платежное средство, а не как средство долгосрочного или спекулятивного инвестирования. Согласны ли Вы с такой оценкой, и если да, то чем, на Ваш взгляд, это объясняется?

– Сам иногда пользуюсь биткоином: так удобнее покупать домены за рубежом или рассчитываться за труд с фрилансерами в Украине, потому что там нет Яндекс.Денег и Сбербанка. Тут, конечно, стоит отметить, что объем этого оборота крошечный. И даже в России, по моему мнению, спекулятивный и инвестиционный капитал занимает существенно большую долю.

– Способно ли развитие технологии блокчейн и популяризация криптовалют поставить под сомнение современную, и без того размывающуюся на фоне глобализации, концепцию экономического суверенитета? 

– Отличный вопрос! Ответ: Ни в коем случае. Потому что государства – это огромные экономические субъекты на нашей планете. И они несут незаменимую функциональную роль: ведь фонари ночью светят и тем, кто платит налоги, и тем, кто не платит. Поэтому надо посмотреть правде в глаза – еще достаточно долго будут собирать налоги (в любых формациях). И для этого будут нужны национальные валюты. Они же и будут в большей степени поддерживаться именно поступлениями налогов. Поэтому для национальных валют нет рисков, связанных с криптовалютами, и, как следствие, нет их и для экономического суверенитета.

Другой вопрос в том, что технология, на которой основаны криптовалюты, развивается гигантскими темпам, и использование этой технологии на национальном уровне становится очевидно выгодно. А это может привести к значительному развитию государственных услуг и сокращению издержек на государственное управление, что, по сути, укрепит экономический суверенитет стран.

– Вы выступили организатором приезда в Россию создателя платформы Ethereum Виталика Бутерина. Каковы были Ваши ожидания от этого визита? Он носил деловой или, скорее, символический характер?

Визит Виталика стал очень важным событием: подписано несколько соглашений о сотрудничестве, и мы всерьез прорабатываем открытие представительства и R&D центра Ethereum в РФ – это самый прогрессивный шаг, который Россия может совершить в будущее.

И символический момент здесь тоже есть: Виталик захотел приехать и захотел разговаривать по-русски на конференции. Это должно показать нашим молодым ребятам, что это не какая-то феноменальная заморская история «не про нас», а это реальность, в которой мы живем, и у каждого есть шанс сделать эту успешную историю частью своей жизни.

– Вопрос, касающийся будущего продвигаемых Виталиком «умных контрактов». По какому принципу, на Ваш взгляд, в мире Интернета Вещей должны создаваться «этические инструкции»? Допустим, кто будет нести ответственность за «поведение» управляемого кодом автомобиля, когда тот окажется перед выбором: врезаться в соседнюю машину или сбить пешехода?

– Сейчас есть много рассуждений на эту тему. Пока что самым адекватным вариантом считаю современную законодательную практику: отвечает хозяин вещи.

– Среди партнеров Вашего проекта Future Fintech указан Московский Государственный Университет. Как Вы оцениваете отношение к криптотехнологиям в российской академической среде? Есть ли надежда на сотрудничество с ведущими вузами по соответствующим темам?

– Мы активно сотрудничаем с ВУЗами. И здесь я, пожалуй, отмечу активную позицию ВШЭ. Помимо этого есть хорошие практические шаги с МГУ и МФТИ.

– Можете ли Вы как глава проекта Blockchain.Community назвать себя «строителем сообщества» (“community builder”)? Чего, на Ваш взгляд, сильнее всего не хватает блокчейн-сообществу в России, и может ли блокчейн-сообщество в принципе быть замкнутым на конкретное национальное государство?

– Blockchain.Community оказалось самым организованным в новой зарождающейся финтех-отрасли. Поэтому, опираясь на него, мы создали Future Fintech как независимую структуру, помогающую развиваться новым финансово-технологическим проектам. Неправильно называть меня «строителем сообщества», потому что каждый участник построил себя сам и, к тому же, мы сетевая децентрализованная структура: в составе Blockchain.Community есть проекты из Китая, ЕС, США, Восточной Европы, мы также связаны с сообществами Украины и Беларуси. По нашей оценке, сообщество насчитывает около 300 тыс. человек, вовлеченных в эту отрасль. Сейчас Blockchain.Community буквально не хватает рук, потому что русскоговорящий мир занимает очень сильные позиции в мире блокчейн-технологий.

 

Мария Рудина