Взрывной интерес мирового рынка к блокчейну будет охлаждаться, полагает основатель компании-инкубатора Distributed Lab Павел Кравченко. По его мнению, блокчейн перспективен, но многим компаниям он не нужен.

Постепенный уход ажиотажного спроса на блокчейн-технологии начнется уже в 2016 году. А в 2017 году такая же тенденция охватит и сегмент смарт-контрактов, пишет Кравченко в авторской колонке. В результате снижения интереса многие биткоин- и блокчейн-стартапы, которые сейчас имеют высокую рыночную оценку, потерпят неудачу, и произойдет это в ближайшее время.

Причина этого явления проста — «блокчейн никому не нужен». В одном из сообщений в своем твиттере Кравченко иронично заметил: 

«Я трачу 70% своего времени, убеждая людей не внедрять блокчейн в их компании». 

До сих пор ни один банк или финансовое учреждение не внедрило в свою систему в полном масштабе блокчейн-технологию. Даже если компании и делают заявления о подобных намерениях, на практике они ограничиваются пилотными версиями или тестовыми проектами. Финансовые институты не готовы делать большие инвестиционные вложения в такие проекты. Кравченко приводит три причины, объясняющие неготовность банков к внедрению блокчейна:

1. Менять базовую IT-инфраструктуру - очень рискованно и дорого (банки до сих пор используют традиционные системы обработки учетных данных)

2. Парадигма системы безопасности в блокчейне отличается от традиционной и мы не готовы ее менять: блокчейн предполагает, что пользователи сами заботятся о хранении своих ключей (а финансовым институтам не требуется защищать основные базы данных привычным образом)

3. Блокчейн сопряжен с криптовалютой и децентрализацией (и снова, речь заходит о смещении модели доверия), а это является поистине политическим вопросом

«Почему же люди тогда так взбудоражены? — задается вопросом Кравченко и тут же на него отвечает. — Дело в существовании проблемы восприятия, которая заключается в том, что люди имеют в виду разные вещи, когда произносят слово блокчейн».

Существует три трактовки слова блокчейн, уточняет Кравченко:

1. Блокчейн системы биткоин

2. Блокчейн как технология, которую правильнее было бы называть подходом

3. Частный случай реализации подхода блокчейн

Многие компании не учитывают эти различия в значении термина блокчейн. Так и рождаются распространенные в финансовой среде утверждения, будто бы «блокчейн может гарантировать доверие к определенной информации», «блокчейн проверит сделки» и «блокчейн поможет нам избавиться от наших серверов». Нельзя сказать, что подобные заявления полностью не соответствуют реальности, но они не вполне отражают действительное положение вещей. 

На практике можно потратить год и сотни тысяч долларов на создание пилотного блокчейн-приложения, которое будет делать все то же самое, что обычный IT-отдел делал в рамках традиционной бизнес-логики и нормативно-правовой базы и до создания этого приложения.

«Почему же тогда большая четверка [консалтинговые фирмы Ernst&Young, Deloitte, PWC, KPMG. — примечание CoinFox] так активно предлагает блокчейн своим клиентам?» — задается Кравченко следующим вопросом.

По его мнению, это объясняется лишь желанием этих компаний заработать на услугах по внедрению блокчейн-приложений в работу финансовых институтов. «Реализовать блокчейн в основном бизнесе трудно, поэтому суммы контрактов будут огромны», — полагает основатель Distributed Lab.

Биткоин и блокчейн-стартапы ожидают непростые времена. Пока 90% из них «просто сжигают деньги без получения прибыли». За последний год от деятельности в биткоин-сегмента многие стартапы перешли в разряд блокчейн-консультантов для финансовых институтов. 

«Рынок полон стартапов, которые поняли, что если они ставят слово блокчейн в одну строчку со своим названием, это увеличивает их рыночную оценку в 3-5 раз. Что ж, я думаю, это хорошая инвестиция», — усмехается Кравченко.

Многие проекты биткоин-стартапов интересны, но могут быть применены в очень узких областях. Если биткоин-разработчики находятся на 51-ом уровне, то представители финансового сектора застряли на первом. Кравченко подчеркивает, что двигаться в направлении развития технологий необходимо, но не следует забывать о том, чтобы делать это с оглядкой на промышленность и ее степень готовности к внедрению подобных технологий. 

«В противном случае это будет похоже на инвестирование во все, что похоже на вертолет, сразу после того, как подобную машину описал в XV веке Леонардо да Винчи».

Основной задачей, которую сейчас пытаются решить представители биткоин и блокчейн-сообщества, это вопрос монетизации технологии, главными свойствами которой, как предполагается, является ее независимость и отсутствие посредников.

По мнению Кравченко, для достижения этой цели должна появиться полностью открытый набор протоколов и инструментов для осуществления отправки сообщений и платежей. 

«Я полагаю, что думать о монетизации лишь в контексте сборов за обслуживание — это то же самое, что видеть единственный способ монетизации в интернете в плате за отправку данных в Мб/сек».

Не обходит вниманием автор и вопрос смарт-контрактов. Кравченко отмечает, что контракт может называться «умным» только тогда, когда он в состоянии взять в управление реальные активы. Таким образом, самым большим препятствием для использования смарт-контрактов является отсутствие реальных цифровых активов, которые могли бы управляться с помощью криптографических ключей. 

Другой проблемой, сопряженной с использованием смарт-контрактов, является отсутствие нормативно-правовой базы. 

«Просто спросите любого парня из финансового учреждения, который восхищен смарт-контрактами: кто будет проверять эти контракты и кто несет юридическую ответственность за перевод в управление активов контрактов? Просто любопытно проверить, что их адвокат думает обо всем этом».

Кравченко считает следующую стратегию развития блокчейн-проектов наиболее оптимальной:

1. Необходимо доказать, что блокчейн будет работать с реальными сценариями использования, которые касаются традиционного финансирования. Людям нужно время, чтобы понять, что это надежная технология.

2. Надо оцифровать активы путем создания госреестров, основных банковских систем, программного обеспечения фондовых бирж и т.д.

3. Следует построить перекрестные связи с другими проектами, которые используют те же API-интерфейсы (в особенности это касается кода управления закрытыми ключами и выполнения операция между учреждениями). Так появится финансовая интрасеть.

4. Необходимо масштабировать инфраструктуру, построить финансовый интернет. Тогда появится реальная стоимость этих технологий. 

Главными преимуществами внедрения блокчейна являются: потенциальное снижение затрат на осуществление сделок благодаря сокращению числа посредников, высвобождение средств, которые ранее были необходимы для страхования рисков в течение длительного периода осуществления расчетов, оптимизация процесса согласования и использование открытого исходного кода.

Но у технологии есть и недостатки: затраты на обучение сотрудников и интеграцию технологии, возникновение новых рисков и затрат на обсуждение новых стандартов. 

«Технология блокчейн полезна тем, кто не унаследовал традиционные системы и начинает создание инфраструктуры с нуля», — заключает Кравченко. 

Елена Платонова