Побеседовали с CEO и основателем CryptoDetectives Владимиром Дьяковым о главных критериях выбора надежного ICO, признаках скам-проектов и о самых безопасных инвестициях.

Как у вас родилась идея CryptoDetectives, и что вами двигало при запуске этого проекта?

На самом деле, двигало обыкновенное человеческое любопытство. Сначала я просто начал смотреть на проекты, пытаться понять, почему же, собственно говоря, люди вкладывают в них деньги, и что из этого получается. Потом понял, что рынок этот совершенно волшебный, не подчиняется никаким закономерностям… Как в фильме «Матрица»: съел красную таблетку и все − мир больше не будет прежним. В общем, такое впечатление, что довольно много людей уже подсели на красные таблетки. И это – очень интересно. Поэтому я и начал анализировать разнообразные проекты, а потом мы с друзьями решили сделать сайт.

Какие методики оценки проектов вы используете? У вас есть какой-то собственный подход?

Сейчас на рынке − какое-то бешеное количество рейтинговых агентств. Частично они делают рейтинги за деньги, некоторые вроде как составляют их бесплатно... Методика при этом у всех примерно одинаковая.

Есть устоявшиеся параметры, по которым оценивается любое ICO. Это команда, идея, это проблема, которую решает проект. Также учитывается применимость блокчейна к этой идее, реальность заявленного плана, ну и насколько грамотно все это описано на сайте и в white paper. И все так или иначе оценивают эти параметры: кто-то по пятибалльной шкале, кто-то по десятибалльной, а затем выводят средние оценки.

Мы тоже на все это смотрим, но не с точки зрения балльной системы, а с точки зрения здравого смысла. Потому что появилось некоторое число проектов, которые аккуратно подстраиваются под классическую методику оценки, и найти, что же у них не так – довольно сложно.  У проекта все может быть сделано отлично. У него может быть заявлена великолепная команда, прекрасные эдвайзеры, сделан красивый сайт, на сайте даже работает какой-нибудь прототип… И все равно это может оказаться скамом.

А что конкретно вы понимаете под словом «скам»?

Скам – это когда люди делают проект с единственной целью: собрать деньги и разбежаться.

И как же это понять?

Исключительно основываясь на здравом смысле. Когда, скажем, заявленные члены команды оказываются нереальными. Или они вообще не знают, что заявлены в этом проекте. Или заявленные эдвайзеры этого не знают. Или white paper на самом деле не написана, а скопирована путем копипаста с других сайтов. Или идея украдена. Либо все вместе.

Еще бывает, что все хорошо и люди реальные, но когда смотришь на их предыдущий путь, выясняется, что у кого-то там за последние годы три предприятия обанкротились, куча долгов и исполнительных листов. То есть, скорее всего, скоро к нему придут кредиторы и скажут, что надо рассчитаться. Такое тоже бывает.

Помимо CryptoDetectives, я еще руковожу компанией LT Solutions, которая работает с долгами, а до этого руководил коллекторским агентством «Р.О.С. Долгъ» − одним из крупнейших в России.  И я скажу так: кредиторам все равно. Это общераспространенное заблуждение, что криптовалюты являются полностью анонимными средствами расчетов. Привязать конкретного человека к конкретному кошельку в принципе вполне возможно, потому что можно контролировать точки входа и выхода – то есть, перевода фиатных денег в криптовалюту и обратно.

Собственно, сейчас все к этому и идет – именно к такому контролированию. Например, в Южной Корее, где кошельки на биржах должны соответствовать конкретным банковским счетам, оформленным на реальные имена.

Как, по вашему мнению, должен решаться вопрос регулирования? Пусть государство все регулирует? Или сообщество должно решать что-то локально?

Как показывает опыт, какое бы регулирование ни было, оно все равно не в силах бороться с человеческой жадностью и человеческой глупостью. Введение строгого регулирования в наибольшей степени отразится на нормальных проектах. А на мошеннических оно не сильно скажется, ведь они и так не очень озабочены формальными вещами.

Два месяца назад я изучал один замечательный проект. Люди называют себя командой честных, опытных, но при этом анонимных маркетологов и говорят: дайте нам деньги, мы знаем, куда их вложить, но куда не скажем, это наша большая тайна, если мы скажем – все туда придут. И кто мы такие –тоже не скажем. Но ваши инвестиции гарантированно защищены. Ведь если вы дадите нам деньги и захотите в течение трех месяцев вернуть их обратно, мы отдадим вам 40% ваших средств. А если подольше подождете – то 80%. То есть, неизвестно кто просит у вас деньги неизвестно на что и обещает в течение трех месяцев вернуть меньше половины. Вот что это с точки зрения здравого смысла? А люди эти, между прочим, собрали миллион долларов. Я специально поставил их кошелек на мониторинг и сижу смотрю, как им кто-то эфиры кидает. Как с этим справиться?

Та же ситуация с пирамидами на псевдоблокчейне. Тоже не представляю, как регулирование будет с ними справляться. То есть, оно, конечно, необходимо и было бы полезно, если бы само сообщество к нему пришло. Но пока не приходит.

Скажем, вы нашли какой-то проект, который сочли скамом. Вы как-то даете сообществу знать, что обнаружили проект, который не будет воплощен в жизнь и является мошенническим?

Да, мы пишем об этом на сайте. Если не успеваем на сайте – на странице в Facebook, сейчас еще Instagram запустили.

У нас были разговоры с несколькими рейтинговыми агентствами. Но как правило, то, что у них идет в рейтингах, − это вообще не наше. Скам-проекты в трекерах обычно не заявляются. У них и без этого все хорошо, они даже токены выпускать не собираются.

Как раз к вопросу о регулировании: если сейчас появится некая международная организация или сообщество, так или иначе там появится какой-то рейтинг откровенных скам-проектов, потому что они бывают очень крупными. Взять тот же самый BitConnect. Кстати, мы еще в конце декабря написали, что это пирамида и она развалится. Пирамидальных проектов в принципе достаточно – в частности, в облачном майнинге. Мы стараемся их отслеживать и публиковать данные на сайте и в соцсетях. Но скоро, думаю, заключим какое-нибудь партнерское соглашение и будем презентовать наши изыскания еще где-нибудь.

Если проанализировать вашу работу за прошлый год, сколько в процентном соотношении было скама и сколько – действительно стоящих проектов?

Говорить о каком-то процентном соотношении не получится, потому что нормальные проекты мы анализируем редко. Скажем так: 10% проектов, которые мы подозревали в мошенничестве, оказались не совсем скамом или даже совсем не скамом.

А скам – это только мошеннические схемы или так можно назвать и откровенно слабые проекты?

Нет, слабые проекты нельзя назвать скамом. Особенность ICO заключается в том, что если проект был изначально слабым, но люди в него поверили и он собрал достаточно денег, то команда вполне может нанять себе лучших программистов и маркетологов, и через полгода это будет уже сильный проект, который реально перевернет мир.

С другой стороны, проект может выглядеть замечательно, но оказаться, к примеру, сложным для понимания. Он не соберет достаточно денег и не будет запущен. А буквально через месяц выйдет похожий проект, который изначально был значительно слабее, но он соберет деньги! И места на рынке больше не останется.

Самое главное – это соблюдать законы здравого смысла. Но этим дело не исчерпывается. Говорить людям, что в какой-то проект нельзя вкладывать деньги, потому что он слабый… Есть куча проектов, которые перед Новым годом взлетели ни на чем. Взять хотя бы TRON, чья капитализация взлетела с $2,5 миллиарда в декабре до почти $19 миллиардов 5 января, просто потому что они объявили, что у них будут криптособачки. А сейчас они обратно скатились. Кто-то на этом заработал, кто-то наоборот потерял. Но это ж не потому, что проект плохой или хороший. Просто как говорится в фильме «Последний бойскаут», «в этом пистолете слишком много пуль». Также и здесь. Слишком много намайненных денег на рынке. Народ бегает и старается их приумножить.

Что вы посоветуете людям, которым сложно разобраться, инвестировать в проект или нет? Для этого же надо сесть, изучить бизнес-модель… Не все могут это сделать.

Я бы, честно говоря, посоветовал подождать какое-то время, когда уже будет более или менее внятная ситуация с фондами и инвестиционными компаниями на этом рынке. Даже сейчас уже несколько более или менее внятных фондов появилось. Там, естественно, доходность будет меньше, но по крайней мере будут соблюдены определенные условия.

В принципе, если вкладываться в верхний топ-10 или топ-20 на Coinmarketcap, то особых неожиданностей не будет. Если весь рынок будет падать – то и вложения будут падать. Если рынок будет расти – то и они будут. А вкладываться в мелкие коины на основании каких-то позитивных новостей – это довольно рискованная вещь. Там больше вероятность все потерять.

Сейчас многие думают над тем, как сделать ICO более безопасным для инвесторов. Предлагают разные варианты. Например, Виталик Бутерин предложил схему ICO, когда инвестор может выводить свои деньги, если ему что-то не понравилось. Как вы считаете, что все-таки может уберечь инвесторов от потерь?

Сейчас я консультирую один проект, и мы уже пытаемся кое-что сделать, а именно – провести ICO в несколько этапов и заложить возможность выкупа токенов первоначальных инвесторов – тех, кто вкладывался на первом-втором этапе. Сейчас обсуждаем это с юристами.

Теперь о том, что предлагает Бутерин. Главная проблема в ICO – не в том, что кто-то что-то делает неправильно. Просто часто бывает, что люди готовы только придумать работающую идею и собрать деньги, но при этом совершенно не хотят долго и нудно работать над воплощением этой идеи в жизнь. Так что первый фактор, который он, возможно, не учитывает, это фактор человеческой психологии. Ну а во-вторых, Бутерин все-таки мыслит категориями децентрализованного автономного общества. Там – да, можно собрать деньги на ICO и создать децентрализованную автономную организацию с полной коллективной безответственностью. Но в реальной жизни команде придется прийти открывать счет в банке и у них начнутся проблемы. Ведь как описать с формальной юридической точки зрения в рамках действующего законодательства такие вот формы собственности? Никак.

Какие проекты вы консультируете?

Сейчас мы консультируем не так уж много проектов, потому что мне нравятся более или менее реалистичные, а таких сейчас мало. В настоящее время наблюдаются две тенденции. Во-первых, все, кто уже сделали ICO, теперь открыли компании, которые помогают другим делать ICO.  Это доходит до каких-то совершенно сумасшедших вещей! Есть один проект, мы вначале даже думали, что это скам, а потом выяснилось, что он может быть вполне рабочим и доходным. Так вот, команда этого проекта утверждает, что планирует вести 3,5 тысяч ICO. Как они это будут делать?

Во-вторых, сейчас довольно много проектов с очень длинным периодом ожидания коммерческой реализации. Есть у нас один проект, который идет по залоговой недвижимости, так вот его коммерческая реализация запланирована на 2021-2022 год. Просто потому что сейчас он адаптируется к законодательству, и до этого его не запустишь.

Еще мы консультируем инвесторов – когда тот или иной проект надо изучить поподробнее. Например, понять, насколько он реализуем в принципе. Повторюсь, сейчас очень мало проектов, которые готовы к использованию завтра. У всех срок полной реализации – несколько лет, и в эти несколько лет доходность проекта будет зависеть в основном от позитивных новостей. Чтобы понять обоснованность этих ожиданий, приходится смотреть, какие у проекта связи, потенциальные конкуренты, какие есть реальные партнеры и т.д.

Каковы ваши дальнейшие планы? Планируете расширять поле деятельности? Может, собираетесь провести свое ICO?

Нет, свое ICO я не буду проводить, хотя и хочется. Есть какой-то способ заработка – надо на этом остановиться. А с точки зрения дальнейших направлений и развития, я думаю, что уже в 2018 году будет достаточно много возможностей для каких-то реальных юридических действий в отношении проектов, которые обманули ожидания инвесторов. У нас еще не доходило дело до суда, потому что все разногласия пока что решаются на этапе переговоров. К тому же, в России пока нет соответствующего законодательства. Доказать, что у человека украли биткоины – конечно, можно. Но в суде эта информация будет бессмысленна, так как биткоины по законодательству не являются ничем, а значит украсть их нельзя.

Помимо юридического направления, мы планируем развивать и просветительскую деятельность. Так или иначе, мы найдем каких-то партнеров. Если, скажем, откроются какие-то биржи или так называемые «песочницы» для проведения ICO – мы попробуем наладить с ними сотрудничество.