Побеседовали с кандидатом физико-математических наук профессором Владимиром Борисовичем Гисиным о математических тайнах биткоина, будущем блокчейна, а также о первой в России магистерской программе по блокчейну и криптовалютам, которая будет запущена осенью в Финансовом университете при Правительстве РФ.

- Когда и как университет принял решение развернуть такую магистерскую программу? Она первая только в России? Есть ли у нее какие-то мировые аналоги?

- В России нам не удалось найти магистерские программы, посвященные этим вопросам. По крайней мере, отдельные – ведь единичные дисциплины, связанные с криптовалютами и блокчейном, уже стали включать в учебные планы. Так что в России наша программа, похоже, первая.

За рубежом еще осторожнее относятся к такого рода дисциплинам и проектам. К тому же, как правило, магистерские программы там более общие. Однако некий ориентир у меня все-таки был. Недавно Оксфордский университет сделал довольно серьезную программу по блокчейну и криптовалютам, и вот этот опыт я использовал при составлении нашего учебного плана.

Решение о запуске магистерской программы «Технологии блокчейн и криптовалюты» было принято осенью 2017 года, и оно не было импровизированным. Идеологически оно было определенным образом подготовлено. И в итоге руководство университета приняло решение о запуске.

- А когда вы сами заинтересовались блокчейном и криптовалютами?

Проблемой электронных денег, а потом и криптовалют, я заинтересовался довольно давно. Все началось еще в 1996 году, когда я только перешел работать в Финансовый университет из Автономного университета Барселоны. Профессор Солодовников, который меня пригласил, сразу поставил задачу: развить направление по применению математики в финансах. Я алгебраист, поэтому ближе всего мне оказались электронные деньги.

В результате, в 1998 году у нас появился кружок по электронным деньгам, а после 2001 года практически на всех факультетах уже читались соответствующие спецкурсы: электронные деньги в банковской деятельности и так далее. На факультете прикладной математики был даже не один курс, а целая линейка с переходом в магистратуру, причем курсы регулярно обновлялись. Я к тому времени уже стал заведовать кафедрой математики и пригласил специалистов по этому направлению. Мы начали издавать собственные пособия, которые используются до сих пор. И пока все это происходило, появилась технология блокчейн.

Последний спецкурс по электронным деньгам я прочитал первокурсникам весной 2016 года. Они сами делали подписи на эллиптических кривых для криптосистем. В общем, немного поиграли в биткоин – конечно, с существенными упрощениями. То есть, идея изучать все это родилась давно, и запуск магистерской программы только в этом году – это результат настороженного отношения к криптовалютам, которое существует в финансовых кругах.

- В чем будет заключаться участие в проекте партнеров программы – Центробанка и «Диасофта»?

- «Диасофт» уже начал участвовать в проекте. Он выступил экспертом по нашему учебному плану, который был разработан совместно с представителями компании. Итоговый вариант плана был вновь отослан в «Диасофт» на экспертизу и получил одобрение.

Что касается Центробанка, то там блокчейном занимается компания наших выпускников, и они даже были готовы идти преподавать дисциплины, но я немного охладил их пыл, потому что регулярное преподавание с подготовкой материалов – это не так-то просто.

В результате мы решили, что наши партнеры будут участвовать в проведении научно-исследовательских семинаров, и возможно – в руководстве выпускными работами. Кроме того, я рассчитываю на помощь «Диасофта» в преподавании нашей центральной дисциплины – «Блокчейн-платформы». Она будет изучаться в течение трех триместров и будет довольно объемной по часам, так как магистрантам придется научиться самостоятельно разрабатывать смарт-контракты. Возможно, появятся и целые блокчейн-проекты. Преподавать эту дисциплину будет Андрей Варнавский – руководитель блокчейн-лаборатории при университете, которая занимается разработкой различных проектов для получения грантов. Кстати, в данном вопросе мы сотрудничаем с крупными вузами. В частности, это Физтех, Бауманский, Плехановский и Санкт-Петербургский электротехнический.

- Какие еще дисциплины предусмотрены в программе?

В первую очередь, это дисциплина «Математические основы криптографии и криптовалют». Собственно, все протоколы в этой области носят чисто математический характер, основанный на некоторых фактах современной теории чисел. Мы хотим дать представление о том, какие именно протоколы используются, и какие проблемы могут возникнуть.  Потому что опасностей, связанных с биткоином, гораздо больше, чем кажется людям, далеким от математики.

Будет также дисциплина «Кибербезопасность в сфере финансов», с акцентом на проблемы, возникающие при использовании технологии блокчейн и криптовалют. У нас есть специалисты, которые могут об этих проблемах вполне компетентно рассказать.

Предусмотрены также две дисциплины, формирующие общее представление о том, как будут использоваться такие технологии в цифровой экономике. Одна из них – чисто экономическая, это «Деньги в цифровой экономике», которую будут преподавать наши финансисты. Кстати, именно они подготовили ряд документов для Госдумы. Вторая дисциплина – это «Модели бизнеса на цифровых рынках». Там пойдет речь о бизнес-процессах, о том, куда можно встраивать цифровые технологии и что считать положительным эффектом от их внедрения.

Еще будет правовая дисциплина, потому что с блокчейном и криптовалютами возникают свои специфические правовые проблемы и нужно достаточно хорошо ориентироваться как в отечественных, так и в зарубежных нормах. Это довольно непростая дисциплина, но наши юристы взялись ее подготовить.

Преподавать все это будут наши кадровые преподаватели.

− Вы сказали про опасности биткоина, о которых не знают люди, не имеющие отношения к математике… Какие опасности вы имеете в виду?

Есть совершенно конкретные опасности математического характера, причем их масса. Например, в основе биткоина лежит очень большое простое число. И если некая группа математиков-числовиков уже изучила все его свойства и нашла у этого числа без единички делители, обладающие определенными характеристиками, то никакой секретности и таинственности у биткоина уже нет. И никто об этом может не знать.

Кроме того, в основе всех ныне действующих криптографических протоколов лежит гипотеза, которую не могут доказать уже около ста лет. Это так называемое равенство классов P и NP. Если вдруг выяснится, что эти классы задач совпадают – криптографические системы, тот же биткоин, тут же окажутся в опасности.

Серьезным вызовом являются также проекты квантовых вычислений и квантовых компьютеров. Как только появится первый полноценный квантовый компьютер, криптографические системы перестанут обеспечивать надежность.

Поэтому на все эти технологии необходим широкий взгляд. Будущие специалисты должны понимать фундаментальные вещи, лежащие в основе криптовалют и тому подобных вещей. Это поможет им легче адаптироваться к быстро меняющейся ситуации – ведь кто знает, что появится завтра. В целом, в смысле понимания математических опасностей, российские математики одни из самых продвинутых в научном мире – я думаю даже, что самые продвинутые.

− В каких отраслях, на ваш взгляд, технология блокчейн может оказаться особенно полезной? В чем ее будущее?

Есть немало сфер, где эта технология может оказаться полезной – причем настолько, что окупятся все исследовательские затраты. На мой взгляд, очевидным решением является рынок недвижимости. Там могут использоваться достаточно простые протоколы. Чтобы разрабатывать смарт-контракты, необходимые на рынке недвижимости, достаточно даже тех контрактов, которые можно делать в сети биткоина. Не нужен даже тьюринг-полный Ethereum.  

Кроме того, мы тут недавно на одном из круглых столов обсуждали внедрение блокчейна в систему высшего образования. Это могло бы придать ей мобильность. Например, студент смог бы прослушать некую дисциплину в одном университете, а засчитать ее смогли бы в другом. Тут и вопрос с майнингом легко бы решился. Майнерами стали бы студенты, которых легко заинтересовать какими-то дополнительными кредитами. В итоге, зачетная книжка студента хранилась бы в сети, где все можно легко верифицировать, сертифицировать, посмотреть…

Или вот, скажем, в медицине – обмен медицинскими данными для разработки распределенной системы диагностики с использованием нейросетей. Выдача токенов предусмотрена за предоставление своих данных.

А вот банковскую сферу я бы, кстати, не стал называть в числе самых перспективных. Все-таки банк ценен именно тем, что принимает на себя риски. Это по определению централизованная организация. Однако блокчейн вполне может пригодиться на отдельных участках работы.

- А каким вы видите будущее ваших магистрантов?

Что касается работы, то я думаю, уже после первого семестра магистрантами могут заинтересоваться наши партнеры – «Диасофт» и ЦБ. Они же не просто так сотрудничают.

Если же говорить в целом, то в этой области неопределенность пока крайне высока. Я бы хотел, чтобы магистранты научились разбираться не только в блокчейне и криптовалютах, но и в проблемах электронных денег в целом, чтобы у них сформировался более широкий взгляд. В сфере электронных денег уже разработаны гораздо более серьезные протоколы, чем те, что используются в блокчейне. И кстати, многие находящиеся в центре внимания исследователей вопросы связаны не только с технологией блокчейн. Есть проблемы организации электронных аукционов, неотслеживаемости денег… Я надеюсь, наши магистранты получат комплексную подготовку. Поймут, что поле деятельности здесь достаточно широкое, есть много технологий, которые важны и интересны, со всеми нужно уметь работать и понимать, где какую внедрить. А тот, кто понимает, как все устроено, сможет сделать что-то новое, создать свои технологии.

- То есть, главная мысль – обучить людей, которые в будущем создадут что-то свое?

Да! Главное, чтобы их базовая университетская подготовка позволила это сделать. Чтобы они научились видеть общую проблематику, и столкнувшись с конкретной проблемой, смогли предложить такие решения, которых нет на сегодняшний день.

Беседовала Нина Платонова